1. Дизайн и движок форума обновлены. О проблемах просьба сообщать здесь

Толстые и тонкие. Или история БАДов

Тема в разделе "Флейм", создана пользователем Som, 13 авг 2009.

  1. Som

    Som Заблокирован

    История появления БАДов. :D:D:D

    ТОЛСТЫЕ И ТОНКИЕ
    Энциклопедия похудания

    С помощью контрольного взвешивания, диеты и стремления похудеть многие в XX веке стали выглядеть чуть-чуть лучше, но гораздо большее количество людей разочаровались в себе, заболели, умерли или сошли с ума. И только единицы -- сказочно разбогатели.

    ОБРАЗ ТОЛСТОГО В ЛИТЕРАТУРЕ

    Отношение к еде в России всегда было самым сильным аргументом сторонников богоизбранности нашего народа. Еще Собакевич заявлял: «Это все выдумали доктора немцы да французы, я бы их перевешал за это! Выдумали диету, лечить голодом! Что у них немецкая жидкостная натура, так они воображают, что и с русским желудком сладят!..» Сам Михайла Семенович придерживался принципа раздельного питания: «У меня не так. У меня когда свинина -- всю свинью давай на стол, баранина -- всего барана тащи, гусь -- всего гуся! Лучше я съем двух блюд, да съем в меру, как душа требует». Был он при этом неладно скроен, но сшит крепко и похож на средних размеров медведя. На обеде у полицеймейстера за четверть с небольшим часа «доехал» огромного осетра и потом сел в кресла и уже более ничего не ел, а только жмурил и хлопал глазами.

    Так и прохлопали! Ладно Собакевич, но ведь и Павел Иванович Чичиков, светлейший ум, занялся какой-то сомнительной аферой, прохлопав вернейший и сверхприбыльный бизнес. В итоге Россия пошла по иному историческому пути, ведущему в тупик.

    ПЕРВЫЙ ШАРЛАТАН-ДИЕТОЛОГ ЛОНДОНСКИЙ ГРОБОВЩИК БАНТИНГ

    Тираж его книги уступал только тиражу Библии.

    Спустя ровно четверть века после событий, происходивших в губернском городе N, в тот самый год, когда сказочная «птица-тройка», наша матушка-Россия, с разбегу вляпалась в Крымскую войну, лондонский гробовщик по имени Уильям Бантинг вдруг обнаружил, что живот мешает ему самостоятельно завязывать шнурки ботинок. А надо сказать, что Бантинг был человеком не только корпулентным, но и состоятельным. Походные гробы с телами юношей из лучших английских семейств везли из-под Севастополя, Евпатории и Балаклавы пароходами, так что бизнес у лондонских гробовщиков процветал. И преуспевающий лондонский безенчук решил купить себе здоровье за деньги.

    Слово было сказано, и потом было уже поздно. На призыв Бантинга со всех концов Лондона слетелась целая стая докторов. С того дня и по сей день эта стая только разрасталась и расширяла ареал, а в конце концов расселилась по всем континентам и размножилась до невероятной численности. Иного было трудно ожидать, ведь питательная среда для них была идеальная: лишний жирок пациентов переплавлялся в звонкую монету без промежуточных стадий и с отдачей более 100 процентов.

    Забавно, но первая в истории человечества жертва диетбизнеса, перепробовав по очереди все, что ему предлагали потомки Гиппократа (овсянку без сахара и соли, постное мясо, овощи, гренки, яйца всмятку), сумел-таки сбросить вес. Правда, не от диет, а от одного только общения с врачами. Об этом он и написал книгу -- первую в мире книгу о том, как можно похудеть. Книга Бантинга выдержала несколько переизданий и разошлась тиражом в 58 тысяч экземпляров. Вот почему, глядя на это, выгоды диетбизнеса оценили даже, казалось, совсем далекие от него люди -- книгоиздатели и владельцы средств массовой информации.

    ЖЕВАТЕЛЬ ГЛАДСТОН. МИР НАЧИНАЕТ СЧИТАТЬ КАЛОРИИ

    Вторым в истории человечества человеком, сделавшим большие деньги на собственном желудке, был американец Гораций Флетчер. Кто-то из друзей рассказал Флетчеру байку, будто бывший премьер-министр Великобритании Уильям Гладстон пережевывал каждый кусок 32 раза, по числу зубов во рту. Флетчер пошел дальше -- он заявил, что жевать пищу надо до тех пор, пока она не станет жидкой, а то, что останется во рту, надо выплюнуть. А надо сказать, что сам Флетчер был толстым, и поэтому, выплевывая пищу вместо того, чтобы ее проглатывать, он отощал и, естественно, почувствовал себя лучше. Как вы понимаете, того же эффекта он добился бы еще быстрее, если бы не выплевывал пищу, а вообще не брал ее в рот, например нюхал или просто смотрел бы на нее. Флетчер написал книгу «Азбука нашего питания», а на гонорары от ее переиздания купил дом в Венеции с окнами на Большой канал, показывался на публике исключительно в белых штанах и рассказывал местным макаронникам, что в Америке все уже давно не едят пищу, а выплевывают.

    Вообще не есть, как предлагал Флетчер, было нельзя. Но выход нашелся. Все принялись считать калории. А началось это бухгалтерское безумие в 1920-х годах после выхода книги Лулу Хант Питерс «Питание и здоровье, с Ключом калорийности». Сама автор книги, скрупулезно подсчитывая съеденные за день калории, пришла к страшному для едоков выводу. «Отныне, -- писала доктор Питерс, -- вы будете есть калории. Вместо того чтобы сказать: «Я съел кусочек хлеба», вы должны говорить: «Я съел 100 калорий хлеба или 350 калорий пирога». Так Лулу приговорила американцев к пожизненному наказанию: с тех пор и поныне они считают калории.

    КЛИЗМА ГЕНРИ ФОРДУ. ЭПОХА РАЗДЕЛЬНОГО ПИТАНИЯ

    Примерно в то же время некто Уильям Хэй открыл санаторий в родной Пенсильвании, где оздоравливал пациентов методом раздельного питания. Во время каждого приема пищи к столу подавалось либо одно мясо, либо какое-нибудь блюдо, содержащее крахмал, либо исключительно фрукты -- но всегда только что-нибудь одно. Курс лечения дополняла ежедневная клизма. Сам Генри Форд послушно ел фрукты на завтрак, углеводы -- на второй завтрак и белки -- на обед. И хотя едва ли можно найти естественную, природную пищу, состоящую исключительно из белка или только из углеводов, диета Хэя до наших дней пользуется большой популярностью.

    СЛЕДУЮЩИЙ ГУРУ ПРАВИЛЬНОГО ПИТАНИЯ ПО ИМЕНИ ГЭЙЛОРД ХАУЗЕР ИМЕНОВАЛ СЕБЯ ДОКТОРОМ НАТУРОПАТИИ

    Он, как Великий Жеватель Флетчер, предпочитал белые костюмы, но кроме того -- престижные автомобили и общество кинозвезд. Стойкой поклонницей Хаузера была Грета Гарбо. Они частенько завтракали вдвоем жареными грейпфрутами. По-видимому, на голливудскую суперзвезду произвело впечатление название книги Хаузера -- «Выглядеть моложе, жить дольше».

    А ДАЛЬШЕ ПОШЛО-ПОЕХАЛО

    Авторитет Генри Форда, кряхтевшего от клизм в санатории Хэя, белые штаны Флетчера и девочки Хаузера словно разбудили предприимчивых людей. Но поскольку раздельное питание было уже застолблено, панацеей объявили всевозможные сочетания продуктов. В начале 1930-х появились первые «сжигатели жира» -- правда, в те годы они были не синтетическими, а представляли собой так называемые «волшебные парочки», например вырезку молодого барашка с ананасом. Кстати, и сегодня Софи Лорен заедает каждую свою трапезу ананасом, ее норма -- два ананаса в день. Вместе с чашечкой кофе утром и ежедневной верховой прогулкой в собственном имении перед обедом чудодейственный ананас позволяет Софи сохранять идеальную фигуру по сей день.

    МАССАЖНЫЙ БИЗНЕС. ТРЯСУЩИЕСЯ АМЕРИКАНЦЫ

    Пока самодеятельные диетологи изощрялись в рецептах блюд и правилах еды, массажисты и косметологи тоже не дремали. Так, еще в 1890-х годах один бостонский аптекарь придумал «пояс от ожирения». Это был корсет, инкрустированный янтарем. В сочетании с шерстяным бельем он приводил к тому, что под одежкой пациента постоянно повторялся классический школьный опыт по натиранию янтарной палочки тряпкой. «Расщеплял» ли этот пояс жир, наукой так и не было доказано, но выведению кишечных газов он способствовал точно (вероятно, от неожиданных электрических разрядов под одеждой). Иными словами, это был прообраз электромассажа.

    Массажный бизнес принес состояние изобретателю вибростолов Лэрри Маку. К 1950 году на них в специальных салонах с красивым названием «Слендерелла» (от slender -- худой, стройный) ежедневно тряслись по 16 тысяч американок, выкладывая по два доллара за сеанс. Лэрри оставалось лишь складывать купюры по одному доллару в одну коробку из-под сигар, а двухдолларовые -- в другую. Когда это скучное занятие ему надоело, он продал торговую марку «Слендерелла» очередному вытапливателю «зеленых» из чужого жирка -- фирме, запустившей в производство низкокалорийное желе под этим названием.

    В 1930-е годы в диетбизнес попробовали вторгнуться фармацевтические компании и оттяпать свою долю прибылей. Но забавный феномен -- ни специальные соли для ванн, ни кремы, которые, как утверждала реклама, помогали наладить правильный обмен веществ, ни тогда ни сейчас не вызывают массового психоза у желающих снизить вес. Возможно, здесь сработал чисто психологический эффект, непреодолимый даже для телевизионного зомбирования трудящихся масс. Используя косметику и соли для ванн, человек должен раздеться догола. При этом он не может не взглянуть на себя в зеркало, а от этой, увы, мало вдохновляющей картины его вера в чудо испаряется моментально и без следа.

    ПРЕДТЕЧА «ГЕРБАЛАЙФА». «МЕТРЕКАЛ». БИЗНЕС ПРИНОСИТ УЖЕ МИЛЛИОНЫ

    И наконец, в 1950-е годы, когда стремление к рациональному питанию приняло на Западе масштабы национального бедствия, пробил час «Гербалайфа». Правда, тогда эта панацея называлась «Метрекал» (сокращение от metered calories -- дозированные калории) и представляла собой порошок из сухого молока, соевой муки, крахмала, кукурузного масла, дрожжей, кокосового масла, шоколада и ванили. Жестянка «Метрекала» ценой в 1 доллар 59 центов содержала 900 калорий, которые полагалось растворить в четырех стаканах воды, -- таковым и был весь дневной рацион желающего питаться правильно. «Метрекал» создавал иллюзию насыщения и отвечал всем медицинским нормам по содержанию белков, жиров и углеводов. В разгар бума доходы компании Мида Джонсона, производившей «Метрекал», достигли 13,3 млн. долларов в год. А потом случилось то, что спустя сорок лет произошло с «Гербалайфом». Даже самым упертым сторонникам сбалансированного питания рано или поздно надоедает изо дня в день есть одно и то же. Даже им хочется разнообразия в пище. И побороть это естественное желание голодного человека не в силах никакая рекламная кампания. А потому акулы диетбизнеса -- а к тому времени уже появились люди, зарабатывающие свои деньги исключительно на чужих желудках, -- сказали: «Если вы не хотите добровольно отдавать нам свои деньги, черт с вами, жрите что хотите, но только при одном условии: принимайте таблетки, какие мы вам скажем».

    Примерно в середине 1960-х годов наступила эра таблеток: диуретиков, барбитуратов, гормональных препаратов и слабительных. Как и кому их прописывали, показывает только один пример. Репортер «Лайф» Сьюзен Мак-Би, весившая 56 кг при росте 167 см, посетила подряд десять докторов, которые выписали этой субтильной девице в общей сложности 1479 разного рода таблеток для похудания.

    КИСЕЛЬ ИЗ КОСТЕЙ. НАЦИЯ ПРЕОДОЛЕВАЕТ РВОТНЫЙ РЕФЛЕКС

    В 1970-е годы наблюдался краткий рецидив натуропатии: некто доктор Роберт Линн предложил питаться рогами и копытами. Я не шучу! Американскому народу предложили заготавливать, дробить и размягчать до кисельного состояния кости, рога и копыта парно- и непарнокопытных животных и кушать этот кисель на завтрак, обед и ужин. Чтобы подавить рвотный рефлекс, кисель ароматизировали фруктовыми добавками. Однако судьба нескольких десятков пожирателей рогов и копыт, поверивших Линну, оказалась печальной. Они умерли. И если вы думаете, что за преднамеренное массовое убийство Линна посадили на электрический стул, то сильно ошибаетесь. Но массовый психоз все-таки прекратился, и четыре миллиона американцев срочно перестали есть рога и копыта.

    Они стали объединяться в клубы толстяков с характерными названиями: «Разъезжающиеся молнии», «Толстые и усталые», «Отстреливатели пуговиц». По принципу обществ анонимных алкоголиков клубные толстяки уговаривали друг друга поменьше есть и побольше двигаться. Но, как потом показала медицинская статистика, на своих собраниях они клялись и говорили одно, а, возвращаясь домой, вели себя точно так же, как Васисуалий Лоханкин, который объявил голодовку своей жене Варваре, бросившей его ради инженера Птибурдукова.

    ПОХУДАНИЕ В РОССИИ СТОЛЕТНЯЯ ИСТОРИЯ ПОХУДАНИЯ ПРОЙДЕНА УДАРНЫМИ ТЕМПАМИ -- ЗА ДЕСЯТЬ ЛЕТ

    А теперь ответьте мне на вопрос: чего, что перечислено выше, не предлагали нам на протяжении последних десяти лет? Бессолевые диеты и заменители сахара, как у Бантинга, были. Раздельное питание тоже было. Натуропатия с проростками пшеницы, овса и даже загадочным подводным слизняком кукумарией, «сжигатели жира», «чудесные парочки» пищевых продуктов и чудесные таблетки, в одночасье нормализующие обмен веществ, корсеты на батарейках и без оных, очистительные клизмы, электро- и вибромассажеры, барбитураты, диуретики, гормональные добавки и просто пищевые добавки, помогающие от всего... Разве не это мы достаем по утрам из своего почтового ящика в виде рекламных листовок и буклетов, разве не об этом с раннего утра до поздней ночи нам талдычат по телевизору? О «Гербалайфе» я уж помалкиваю. До сих пор по ночам я просыпаюсь с криком ужаса, когда мне снятся те незабываемые лето и осень 1994 года и распространители «Гербалайфа», их похотливые, раздевающие взгляды, липкие прикосновения как бы невзначай к моей груди и жаркий шепот на ухо: «Хотите похудеть, девушка?»

    Все это было, все это мы уже прошли не за сто пятьдесят лет, а за какие-то десять. Конечно, с неизбежными на этом тернистом пути жертвами. Но в целом выдержали экзамен успешно, даже успешнее, чем от нас ожидали. Например, нажитые на чужих желудках состояния сколачивались у нас в России в такие ударные сроки и с такой нормой прибыли, какие на Западе просто немыслимы. Владимир Довгань понимает, о чем я говорю. И начальники из Минздрава, выдающие лицензии на пищевые добавки, тоже меня понимают, хотя и краснеют при этом, как Альхен.

    Разумеется, еще остались в России маргиналы, выпивающие «на троих» в подворотне и закусывающие сырком «Дружба», но и эти жалкие островки отсталой экономики товарного насыщения сжимаются, как шагреневая кожа. Даже там мы видим ростки новой продвинутой экономики высоких услуг, когда стакан не один на всех и хранится между сессиями не на заветном сучке дерева, а у каждого выпивающего и закусывающего в руке уже свой персональный пластиковый стаканчик объемом ровно 166,666 миллилитра.

    Сейчас даже у нас в России не проходят фокусы с безумными гражданами, хватающими на улице за полу одежды с криком: «Хочешь похудеть -- спроси у меня как!» И это тоже мировая тенденция. Узкая ниша вытапливания жира из толстых больше не приносит сверхприбылей и давно превратилась в бизнес средней руки с реальными доходами от двух до трех процентов на каждый вложенный доллар или рубль. Деньги сейчас делают на другом -- на врожденном страхе людей перед смертью. И тут возможности неограниченны, ибо жить хотят все -- и толстые, и тощие, и средней упитанности. Если не будешь есть что мы тебе скажем, ты умрешь раньше времени -- вот лейтмотив современного этапа мирового диет-бизнеса.

    НОВИНКИ СЕЗОНА: НЕ ПРОСТО ХУДЕЙТЕ, НО И ВЫЗДОРАВЛИВАЙТЕ. ОБМАН СТАНОВИТСЯ ИЗОЩРЕННЕЕ

    Понятно, что об этом не говорят нам прямо, это было бы подсудным шантажом.

    Методы гораздо изощреннее. Например, нам говорят, что дефицит линолевой кислоты в организме приводит к сужению сосудов, что оборачивается нарушением кровообращения, а в конечном итоге -- инсультами и инфарктом миокарда. И это чистая правда, как, впрочем, и то, что к тому же самому ведет отсутствие в организме еще трех десятков жирных кислот. Далее нам говорят, что линолевой кислоты в оливковом масле мало. И это тоже чистая правда, линолевой кислоты в оливковом масле действительно мало. Затем нам сообщают, что линолевой кислоты много в рапсовом масле. Спорить с этим никто не осмелится, в рапсовом масле линолевой кислоты много. А потом нам рассказывают поучительную историю о простом рабочем с конвейера одного из мировых лидеров автомобилестроения.

    Этот рабочий был французом и, естественно, ел салаты, приправленные по французскому обычаю оливковым маслом. В 50 лет рабочего прихватил инфаркт, он еле выкарабкался. Тогда по согласованию с автомобильной компанией некие американские ученые предложили простому французскому рабочему перейти на так называемую критскую диету. Критские греки на своем Крите о таковой и не подозревают, но это мелочи, главная фишка американской «критской» диеты заключалась в том, что рабочий начал приправлять салаты и паштеты не оливковым, а рапсовым маслом (и бросил курить, но это к делу, как вы понимаете, не относится). Сейчас ему уже 60 лет, а второго инфаркта у него не случилось. Таковы факты, и все они чистая правда. А в итоге довольны все: и автомобильный гигант, увеличивший продажи своей последней модели, и рабочий, которому оплачивали питание в течение десяти лет, и профессора-диетологи, получившие гонорар от компании, производящей рапсовое масло. А больше всех, разумеется, довольна сама эта компания. Ибо всего один-единственный, но гениальный пиаровский ход со звучными словосочетаниями «линолевая кислота» и «критская диета» позволил ей серьезно потеснить «оливковых» конкурентов на мировом рынке.

    «Критская диета» была хитом прошлого, 1999 года, мирового диет-сезона. В позапрошлом сезоне 1998 года раскручивался так называемый французский парадокс. Это когда эликсиром вечной молодости объявили сухое красное вино. Кстати, не обязательно французское, а просто красное вино. Спрос и цена на него на мировом рынке скакнули втрое. Отголосок бума был заметен даже в Грузии, которая взвинтила цены на свое «Саперави» на российском рынке аж в пять раз! Правда, всю малину им обделали молдаване, выкинувшие на российский рынок свои подделки под «Саперави» по демпинговым ценам. А полный кирдык «французскому парадоксу» в России довершил августовский кризис, когда даже нувориши с горя вернулись к родной водочке.

    РОССИЙСКИЕ ТОЛСТЫЕ ТОЛСТЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ. НО УЖЕ ПО-ДРУГОМУ

    На днях наши российские диетологи подвели некоторые итоги истекшего десятилетия. Если сформулировать их коротко, то есть мы стали меньше и в основном меньше стали есть жирного и мучного. Что можно только приветствовать.

    Но вот парадокс: толстеем мы по-прежнему, что вообще не поддается никакому научному объяснению и может быть отнесено только на счет загадочности русской души. На сегодня избыточным весом страдают каждая вторая российская женщина и каждый третий российский мужчина. Но что еще более удивительно, содержание того самого витамина Е (а значит, и половых гормонов) за десять лет в упитанном теле российского едока заметно прибавилось (с 17 до 19 мг/сутки). И это тоже внушает оптимизм.

    Но самый оптимистический итог истекших лет питания России по мировым стандартам заключается в другом. Идеальная диета наконец найдена, и произошло это у нас, в России. Это и могло произойти только у нас, где впитанный с молоком матери совковый цинизм едока вошел в противоречие с менталитетом западных технологий диетбизнеса -- и вышел победителем из этого противоречия!

    Ведь если у обычного среднестатистического едока на Западе давно выработался условный рефлекс по Павлову, и слюна у него начинает течь от любого наукообразного слова, достаточно лишь громко крикнуть: «Каротиноиды!» или «Хитин-хитозан!», то наш отечественный едок лишь ехидно ухмыльнется: «Ну-ну, вы мне еще про «энергетически богатый арахис под толстым слоем шоколада» расскажите». Ухмыльнется и отправится на кухню дожаривать микояновскую котлету на рапсовом масле с добавлением мелко нарезанного авокадо.

    Речь, конечно, идет о настоящем российском едоке, а не о некоторых сумасшедших, которые и в прежние времена заговаривали по телику трехлитровую банку с чистейшей водопроводной водой. Поэтому ничуть не удивительно, что идеальная диета найдена у нас в России, ибо если действительно хотят что-нибудь найти, то и надо искать там, где это было потеряно.

    СНОВА О ЛИТЕРАТУРЕ

    Ведь на самом деле идеальная диета -- это когда Эллочка Щукина идет на базар, выбирает там помидоры, бурак, синенькие и варит своему мужу борщ, как учила ее мама, а когда в гости приходит Фима Собак в браслете из «секретного оборонного металла циркония» и с новой потрясающей диетой Вандербильдихи, то Эллочка угощает Фиму чаем с сушеным мочегонным листом боярышника и тонко улыбается, слушая Фиму и наливая ей чай через маленькое позолоченное ситечко, подаренное ее бабушке одним очень интересным мужчиной в гарусном жилете.

    Василиса АКСЕНОВА
     
  2. agelstar

    agelstar Новичок

    кто-то просыпается в липком поту и в ужасе, а кто-то просыпается здоровым и успешным каждое утро....
    "Если звезды зажигаются, то это кому-нибудь нужно". Банально, но факт.


    «Стоимость ценных бумаг как кардиограмма сердца, а оно иногда останавливается»​

    Интервью с главным исполнительным директором Herbalife Майклом Джонсоном

    [​IMG]

    «Хочешь похудеть — спроси меня как» — этот рекламный слоган дистрибьюторов продукции Herbalife из середины 90-х до сих пор помнят большинство жителей России. В те годы компания заслужила на российском рынке неоднозначную репутацию, а ее название стало именем нарицательным для авторов различных «страшилок» про метод прямых продаж. Сегодня компания прилагает значительные усилия, чтобы преодолеть негативный имидж, и с 2003 года в глобальном масштабе реализует стратегию активного брендинга. О мифах, о результатах изменения стратегии развития, о том, как на работе компании сказался финансовый кризис, а также о планах на ближайшее время корреспонденту РБК daily СЕРГЕЮ РЯБОВУ рассказал главный исполнительный директор Herbalife МАЙКЛ ДЖОНСОН.

    — Вы слышали о репутации Herbalife в России?

    — Да, я знаю об этом. У меня есть русский племянник, жена моего двоюродного брата — русская. В свое время я задал им обоим вопросы о восприятии Herbalife в России и получил совершенно разные ответы. Один ничего не знал о проблемах компании на российском рынке, а одна из старших родственниц по русской линии была очень хорошо осведомлена о подробностях этой истории. Но я могу сказать, что, независимо от тех проблем, сегодня мы даем новый старт бизнесу и строим развитие компании с акцентом на бренде, имидже и продуктах, а это коренным образом отличается от той философии, которая была у нас в 90-е.

    — И все же в чем был корень проблемы?

    — Я пришел в компанию в 2003 году и не могу судить, насколько правильными были те или иные действия людей, занимавшихся развитием бизнеса тогда. Но думаю, что это было что-то вроде мифа — как, например, многие думают, что по улицам в городах России ходят медведи. Моя задача заключалась и заключается в том, чтобы вывести наши продукты и бренд на новый уровень, дать компании новый старт. Мы прошли через сложные времена в начале 2000-х, и в 2002 году два крупных инвестора купили нашу компанию (Whitney & Co. LLC и Golden Gate Capital, сумма сделки составила 685 млн долл. — РБК daily). Частные владельцы всегда стараются найти нужные стратегии выхода — будь то продажа компании либо выход на публичный рынок. Мы решили пойти по второму пути.

    — В России считается, что Herbalife ориентируется на пищевые добавки. Это так?


    — Мы занимаемся специализированными продуктами питания — это наш коктейль, белковые батончики, которые только что появились в России, и некоторые другие продукты; БАДами — это тонизирующие добавки, целевые добавки для мужчин, женщин, антиоксиданты и т.д. Но у нас также есть продукты по уходу за кожей, мы производим немного парфюма, несколько линий ухода за лицом, телом, волосами, косметику на основе алоэ…

    — Как компания чувствует себя в кризис?

    — На разных рынках по-разному. Одним из самых трудных рынков сегодня является Западная Европа. Так, в четвертом квартале прошлого года колебания валютных курсов привели к снижению показателей продаж по сравнению с 2007 годом во Франции на 14,5%, в Испании — на 48,2%, в Нидерландах на 6% и в Германии на 33%. Но при этом наш бизнес растет в США, Бразилии, Южной Корее, на Тайване, в Индии и Китае. Хорошо идут дела и в России. Мы также видим большие перспективы для развития в Восточной Европе и государствах Прибалтики, интерес для компании представляет и Ближний Восток, где мы пока практически не представлены, за исключением Израиля.

    — Как вы объясняете существенное снижение финансовых показателей в четвертом квартале?

    — Четвертый квартал стал для нас тяжелым во всех отношениях. Оборот компании снизился по сравнению с аналогичным периодом 2007 года на 11,3% и составил 512,9 млн долл. Чистая прибыль компании за квартал составила 33,7 млн долл., что на 37% ниже аналогичных показателей прошлого года. Мы не исключение из правил: люди элементарно боялись тратить деньги на что бы то ни было. Возможно, наши дистрибьюторы не смогли должным образом и вовремя отреагировать на изменение ситуации. Но вместе с тем они поняли, что нынешнее время предоставляет большие возможности, и создали определенный толчок для развития в 2009 году.

    — И все же в первом квартале у вас символический минус — чистая сумма продаж снизилась чуть менее чем на 1%...


    — В начале этого года мы сработали не так хорошо, как могли бы, но на оʼкей. Если оглянуться на 2008 год в целом, то можно сказать, что он стал для нас удачным: мы провели множество акций, мероприятий, сработали лучше, чем прогнозировали аналитики с Уолл-стрит. Думаю, что 2009 год в итоге также будет достаточно успешным.

    — А почему провалилась именно Западная Европа?

    — Это вопрос номер один для нас. Аналитики связывают падение финансовых показателей в Европейском регионе с неблагоприятной валютной конъюнктурой. Но хочу заметить, что даже в пределах этого региона рынок рынку рознь. Например, у нас сейчас очень активно растет бизнес в Италии, но во Франции развитие застопорилось. А в Германии мы по-прежнему расхлебываем последствия репутационных потерь 90-х годов, аналогичных тем, что имели место в России.

    — Нынешний кризис тяжелее того, что имел место в 1998 году?


    — Экономический мир идет по циклическому пути развития. Совершенно очевидно, что сейчас мы проходим тяжелейший цикл, и никакого сравнения с 1998 годом просто не может быть. Сегодня в глобальном масштабе происходит рост безработицы, падает кредит доверия между участниками рынка, факторы риска для экономики весьма сильны, да и сценарий абсолютно другой. В общем, кризис шире и глубже, и понадобится гораздо больше времени, чтобы его преодолеть.

    — Что вы предпринимаете, чтобы вернуть финансовые показатели в «зеленую» зону?


    — Мы сейчас активно внедряем на многих рынках новые бизнес-практики. Суть заключается в том, что мы берем идеи, которые хорошо работают в одной стране, и стараемся перенести их в другие регионы. Например, одно из главных нововведений, на которые мы делаем ставку, — модель ежедневного потребления. У нас есть продукт «Формула 1», это коктейль для частичной замены пищи, которую несколько лет назад начала очень креативно продавать одна семейная пара из Мексики. Они создали идею клуба здорового питания, собрали вместе людей, заинтересованных в этом, и сформировали круг единомышленников и атмосферу общения. И эта концепция стала очень успешной, обрела вес на многих рынках. Там, где она приживается, сразу появляется гораздо более прочная основа для развития нашего бизнеса.

    — В России вы также будете делать ставку на эту стратегию?


    — А в России родилась еще одна идея, которую сегодня перенимает весь мир, — идея завтрака. Действительно, самочувствие в течение дня во многом зависит от того, насколько сбалансированным был завтрак. С помощью наших экспертов мы изучаем этот вопрос, рассказываем людям о принципах сбалансированного питания и, в частности, о завтраке. Плюс, что касается России, у нас разработан план совершенствования инфраструктуры: мы увеличиваем количество столов-заказов, где дистрибьюторы могут быстро получить продукты, инвестируем в менеджмент (назначен новый руководитель Herbalife в России и СНГ). Также мы будем запускать в этом году новые продукты, работать с брендами, со спортивными мероприятиями. Мы активно сотрудничаем с Институтом питания РАМН. И в целом уверены, что многого сможем добиться в России.

    — Вы можете раскрыть инвестиционные планы?

    — Мы никогда не говорим о конкретных цифрах применительно к отдельным рынкам. Могу сказать, что общие инвестиции Herbalife в первом квартале 2009 года составили 14,4 млн долл., основным направлением вложения средств было выбрано глобальное развитие технической базы компании. Цифры наших инвестиций в 2009 году в любом случае будут выше, чем в прошлом году: мы укрепляем инфраструктуру, менеджмент, вполне естественно, это связано с затратами. В России мы сейчас совершенствуем каналы распространения продукции. Кроме того, мы, возможно, задумаемся со временем об организации производства здесь. В начале лета мы открыли стол заказов в Иркутске, а в Ростове-на-Дону — первый в России бренд-центр Herbalife, еще три открытия запланированы на осень, и в ближайшие два года мы откроем еще 20 подобных точек.

    — Насколько в условиях кризиса целесообразными выглядят существенные траты на благотворительные фонды и инвестиции в спонсорские мероприятия вроде спортивных клубов?


    — Мы являемся высокоприбыльной компанией, у нас есть свое видение и свои цели, которыми мы дорожим. Herbalife активно занималась благотворительностью и поддержкой спортсменов до того, как в мире стало так «весело», и продолжает развитие этих программ сегодня. Мы верим в поддержку детей, которые живут в приютах, и сейчас реализуем программу поддержки 43 детским домам, два из которых находятся в России. И я уверен, что в течение трех-четырех ближайших лет эта цифра вырастет. Что касается спорта, эта тема близка мне, она является символом работы Herbalife, демонстрирует приверженность здоровому образу жизни. И помимо всего прочего дает возможность дистрибьюторам рассказывать клиентам, что полезного для общества делает компания. В контексте финансового кризиса поддержка спорта приобретает дополнительное маркетинговое значение: многие компании сейчас ушли с этого рынка, это открывает нам новые двери и дает возможность с меньшими затратами достичь значительных результатов. Наша работа со спортсменами предполагает не просто предоставление им программ здорового питания, мы поддерживаем целые команды, а они, в свою очередь, становятся теми, кто поддерживает наш бренд, участвуют в наших мероприятиях.

    — Многие компании, работающие по методу прямых продаж, не скрывают, что модель лучше приспособлена к кризисным временам: в частности, можно выиграть за счет привлечения новых консультантов из числа потерявших работу. Вы согласны?

    — Да, интересная мысль, я часто об этом слышу. Я могу точно сказать, что в области здорового питания модель «лицом к лицу» очень действенна во все времена. Если человек просто идет в магазин, получает продукт и уносит его с собой, это одна ситуация. А если ему после покупки позвонили, поинтересовались, как дела, предложили компетентную помощь — в этом сила. Это как раз тот случай, когда распространение инновационного продукта либо продукта, связанного с необходимостью постоянной поддержки в процессе использования, рекомендуется именно через систему прямых продаж — это теория маркетинга. Мы хотим, чтобы наши консультанты сами начинали с потребления продукта, чтобы они думали о концепции здорового питания. Я не знаю, придет ли к нам больше людей вообще в эти трудные времена, но предполагаю, что появится больше людей, ориентированных на бизнес.

    — Между тем в России достаточно жесткое законодательство в области пищевых добавок, которое дополняется консервативным общественным мнением. Это может создать трудности для компании?

    — Я совершенно точно знаю из мировой практики, что завышенная оценка любого продукта никогда не приводит ни к чему хорошему — касается это пищевых добавок или ценных бумаг. Если кто-либо преувеличивает полезные качества пищевых добавок, это путь в никуда. Мы инвестируем значительные средства в разработки и исследования, во взаимоотношения с университетами, специалистами по здоровому питанию, у нас есть научно-консультативный совет с нобелевским лауреатом в составе, с нами работают медики, обладатели научных степеней, исследователи. И это все для того, чтобы создавать привлекательные, безопасные, качественные продукты для сбалансированного питания.

    — Но вы же наверняка встречаетесь с проблемами доступа на рынок, например в том же Китае. Как вы их решаете?


    — Китай создал уникальный набор правил, по которым наша компания может там работать. Они потребовали создать розничный центр, который будет руководить работой всех дистрибьюторов. Сначала нам показалось, что это своего рода барьер, но скоро стало понятно, что это дает потрясающие возможности создания клиентских клубов, о которых мы говорили выше. Правда, на каждый продукт требуется отдельная лицензия, но процесс идет — мы только что получили пять новых разрешений на вывод продуктов на рынок.

    — Расскажите об основных планах Herbalife на ближайшие годы.


    — В течение пяти последних лет Herbalife проходит интересную стадию. Мы углубляем развитие на тех рынках, где уже присутствуем, работая и с идеей клубов, и с новыми продуктами, и наращивая нашу научную базу. Плюс активно занимаемся информационными технологиями, в которые инвестировали около 100 млн долл. Старая информационная система была недостаточно эффективной, а компания работает с колоссальными объемами данных. Пока мы занимались наращиванием внутреннего потенциала, нам пришлось замедлить глобальную экспансию. Но следующие десять лет пройдут под знаком открытия новых рынков, укрепления бренда, разработки новых продуктов. Так, мы удвоим наши усилия по работе с продуктами по уходу за кожей. А до того как я выйду на пенсию, моя мечта — дать Африке здоровое питание и заложить на этом перспективном рынке фундамент, на котором сможет работать следующий руководитель.

    — Сразу после вашего прихода компания провела IPO на NYSE. Удалось ли достичь целей листинга? Довольны ли вы результатами?


    — Ни один руководитель никогда не бывает доволен результатами размещения. Кроме того, котировки акций меняются. Когда мы вышли на биржу, цена была на уровне 14 долл. за акцию, затем она выросла до 51 долл., а самая низкая отметка была около 12 долл. Стоимость ценных бумаг как кардиограмма сердца, а оно иногда останавливается. Но я надеюсь, что мы сможем доказать инвесторам ценность Herbalife.

    — Каковы плюсы публичности по сравнению с частной компанией?

    — Сложно сказать. Бывают периоды времени, когда в частной компании работать интереснее. Но наступает момент, когда она сильно разрастается и, как правило, кто-то начинает задумываться о том, чтобы сбежать, прихватив все деньги. В публичной компании такое невозможно. Но вне зависимости от того, частная компания или публичная, важно концентрироваться на развитии бизнеса и двух ключевых элементах — продукте и прямых продажах.


    Herbalife — международная корпорация, занимающаяся реализацией методом прямых продаж продуктов для сбалансированного питания, контроля веса и персонального ухода. Компания основана в 1980 году в США Марком Хьюзом. Продукция Herbalife распространяется сегодня в 70 странах мира через независимых дистрибьюторов, число которых превышает 1,9 млн человек. В России Herbalife работает с 1995 года. Объем продаж Herbalife в 2008 году составил 2,4 млрд долл. в ценах для дистрибьюторов и 3,8 млрд долл. в ценах для конечных потребителей.

    31.07.2009
    http://www.rbcdaily.ru/2009/07/31/industry/425065
     
  3. Som

    Som Заблокирован

    И правильно. Но складывается впечатление, что вообще ни кто этому не следует. Я сейчас начал дискуссию с одним Гербалайфщиком - пока вежлив, деликатен и вменяем :eek:, в отличии особо заметно, от ваших Эджелевских дистров. Чего, то у вас наверное в состав недокладывают, типа травок каких типа Пустырника. Гербалафщик придерживается видать политики "партии". Посмотрим, что дальше...

    Сильно! :D
     
    Последнее редактирование: 31 авг 2009
  4. agelstar

    agelstar Новичок

    а куда гербалайфщику торопиться, во-первых?
    Бизнес уже во всех странах сделан, осталось остаточное потребление.....

    А во-вторых, у них ежемесячные закупки от 2 500 - 4 500 баксов, ему ПРОДАТЬ это надо. Зачем он тебя пугать будет? Он тебя аккуратно выводить будет.....

    У нас - только личное потребление - 1-2 коробки.
    Мы с мужем кушаем гораааааааааааааздо больше.
    Как тебе наш, активный? :D
    По-моему, слишком активный..... для тебя. :p
    Не нравится - не ешь. Следующий. Компания молодая, новая. А на нашей планете 6,5 млрд живет. Зачем на тебя время тратить?
    Логично?
     
  5. Som

    Som Заблокирован

    Не переешь :D
     
  6. agelstar

    agelstar Новичок

    Слава Богу - 3 года.... Четвертый пошел. Таблетки и капсулы в горло не лезут.
    :p

    Да и еда в Испании - тоже слава Богу - не переешь, все равно чище, чем в Раше и тем более в Москве. :p
    Не жалюсь.
    И вам - не хворать.
     
  7. Som

    Som Заблокирован

    Он говорил про завтраки и цена в зависимости от программы примерная такая, но в рублях. Правда если брать программу минимум. то там вообще 1000 руб в месяц. Один коктейль на завтрак - 1$ Для контрактника примерно 20% скидка.
    По приколу, что они дистанцировались от БАД. Они торгуют просто едой :rolleyes:
     
  8. agelstar

    agelstar Новичок

    К твоему сведению, Олег, уже весь мир переходит к функциональному питанию.
    И наши гели - в Америке, Австралии и т.д. - это функциональное питание.
     
  9. Som

    Som Заблокирован

    Ну а я о чем говорил в своей теме про витамины? А ты, Оксана громче всех смеялась :D. Сенчик мою утопию поддержал.

    Настанет время и БАДы будут продаваться в продуктовом магазине без напряга выкупать коробками. К примеру, в виде специй и цена у них будет 10 - 70 рублей. А также и все продукты напичкают БАВами, процесс идёт. Был бы вкусный функциональный коктейльчик в магазине за 30 рублей. т.е. по цене ЛЮБОЙ другой еды. я бы непременно приобщился для попробовать. Напитки Гербалайфные по вкусу не уступают какао напиткам :D Что-то специально заказывать вступать в "партию" влом. Для тюбичка геля как для дессертика-мармеладика цена пока не адекватная. :eek:
     
  10. agelstar

    agelstar Новичок

    а усвояемость?

    или для тебя все,то разжевал - уже внутри тебя????????????????????????? :confused:

    так зарабатывай больше.
    В чем проблемы?
    Хочешь жить - ешь полезно, просто и удобно.
     

Поделиться этой страницей